6 сентября `17, в 13:19
Интервью Week & Star с Резо Гигинеишвили

Интервью Week & Star с Резо Гигинеишвили

Шоу Week & Star вернулось из отпуска. Гостем шоу 20 августа стал кинорежиссёр, сценарист и продюсер Резо Гигинеишвили. Читай интервью с нашим гостем прямо сейчас.

W&S: Лето 2017 всё ещё с нами, мы наслаждаемся отличным августом, и всё же в мыслях мы всё чаще заглядываем в сентябрь, ищем места для встреч и ставим галочки напротив событий, которые нас заинтересовали, и которые нельзя пропустить! И вот сегодня на Европе Плюс с нами человек, который в сентябре 2017-го приготовил для нас невероятно драматическую и очень актуальную кинопремьеру.

В шоу Week&Star замечательный кинорежиссёр, сценарист и продюсер – Резо Гигинеишвили! Привет, Резо! И привет всем, кто нас слышит! И, прежде чем мы окунёмся в мир кино, сейчас все подводят итоги лета, каково оно для вас?

Резо: Очень фестивальное для нас. Насыщенное, успешное. Много кинофестивалей.

W&S: Но оно же принесло вам и победу в «Кинотавре»?

Резо: Да, слава Богу, это высокая оценка наших коллег.

W&S: Значит, все-таки ближе к десяточке. Итак, новый фильм носит название «Заложники» и основан он на реальных событиях 1983 года. Чем привлекла эта история вас, Резо?

Резо: Боюсь, я не смогу за секунду раскрыть эту огромную тему, которая меня с детства волнует. До сих пор в Грузии много спорят о ней, потому что это большая трагедия для нашей страны. И в целом, это были достаточно нормальные люди из нормальных семей, которые совершили трагическую ошибку. Она стала трагической не только для них, но и для большого количества людей, которые находились и в самолете. И что привело их в этот самолет, почему это случилось. Но все же я скажу, что это наш ход. Мы попытались вписать в историческое событие свою художественную правду. Поэтому это художественное произведение, инспирированное на основе реальных событий.

W&S: Вы сказали, что в Грузии люди еще помнят эти события…

Резо: Безусловно, потому что каждая новая власть, сначала это был Советский Союз, потом независимая Грузия, потом 2000-е, пыталась как-то посмотреть, свой контекст вписать в это событие, чтобы это использовать в угоду себе.

 

W&S: Резо, насколько я понимаю из реальной истории, там негде поставить штамп «хеппи-энд». Обычно, по законам жанра, в конце должно случаться что-то позитивное. Пришлось как-то историю реальную «причесывать» под законы драматургии?

Резо: Я пытался вообще убежать от всех законов драматургии.

W&S: Но как же так? Фильм снимается, это абсолютно невозможно!

Резо: Абсолютно верно. Но как вам сказать? Законы драматургии в данном фильме, я не говорю про логику событий, да, трудно понять. Естественно, что любому художественному произведению, в кино особенно, нужна драматургия. Я говорю про учебники, где есть основные мотивации героев и так далее. Эти схемы упрощают жизнь и обкрадывают ее. Мне хотелось, чтобы мы сосредоточились на жизни героев, на эпохе, чтобы вы имели возможность как в замочную скважину наблюдать за происходящей жизнью. Порой, вы можете увидеть кошку или ребеночка, который гуляет, и вы будете засматриваться, совершенно не думать о причинно-следственной связи. Вы будете думать, в какой среде это происходит, что с этим мальчиком. И вот этот онлайн, когда вы подключаетесь, когда ваше внимание занято тем, что перед вами - в данном случае, на экране - если это вас увлекает до конца картины, то это здорово. А потом вы должны сами принять свое решение, хотите ли вы вместе с этими героями существовать в тех реалиях, в которых они живут, или не хотите.

W&S: Но в фильме сложно посочувствовать им, потому что сделали они все-таки не самое такое красивое дело, да?

Резо: Я видел картину и создавал ее, и делал. Много читал об этом. Мы могли бы глубже поговорить об этом, когда вы посмотрите фильм. То, что касается фильма - у нас не стояла задача кого-либо обвинять или вешать ярлыки, или ни в коем случае не романтизировать и не делать из людей, которые, к сожалению, оказались в этом самолете со всех сторон, не делать из кого-то там героя, кроме тех пилотов, которые там были. И, действительно, они через риски, через страх посадили самолет с огромным количеством безвинных пассажиров.

Но в данном случае это не фильм-катастрофа. Это все-таки обращение к прошлому и попытка проанализировать, в какой стране мы жили, откуда тянутся или не тянутся наши страхи. И, вообще, в принципе, мы смотрим фильмы из того времени или это ностальгические песни и достойные картины, но сообщающие о победах наших соотечественников того времени в спорте. Просто посмотреть под другим углом и понять, где мы жили, и какие мы сейчас стали. Мне кажется, что многое есть в этой истории, что лично для меня дает эти ответы, или приближает, благодаря поставленным вопросам, к этой истории. 

 

W&S: Где вы взяли самолет Ту-134? Сейчас, по-моему, они только у Министерства обороны и остались.

Резо: Да, вы проследили жизнь от замысла до ее реализации, и, конечно, в этом сжатом временном отрезке вы пропустили все проблемы, которые встречаются на пути создания картины. Одна из таких огромных проблем – это воссоздание эпохи. Казалось бы, немного нас сегодня от нее отделяет. Но я вас уверяю, что, если мы даже невнимательно посмотрим на несколько кадров из картины, мы поймем, что абсолютно всё нужно было делать заново. Наш художник по костюмам искал ткани того времени в разных складах. Шились костюмы именно из этих тканей. Я не говорю о том, что в Грузии уходит натура и вся советская символика. Мы визжали как дети, увидев мозаику того времени. Но хозяин здания, где мы ее видели, по пришествие какого-то времени, решал, например, закрасить ее, сделать евроремонт. Не говорю уже о том, как трудно было достать самолет. Надо было, чтобы он прилетел из Тбилиси. Причем с советской символикой, раскрашенный. Там должны были быть соблюдены определенные меры безопасности.

W&S: Ого!

Резо: Все эти самолеты были переделаны в начале 90-х и внутри. Тогда встал вопрос, что же делать, как же снимать интерьерные съемки. Мы поняли, что самолеты были переоборудованы. Сейчас у нас выше уровнем все. Сейчас популярен Falcon или частные самолеты. А тогда для состоятельных людей эти самолеты были переделаны и внутри были диваны, кожаные сидения и так далее.

Но нам этого не нужно было. Нам нужен был пассажирский самолет, и поэтому пришлось много потрудиться. Было интересно наблюдать, как этот приобретенный нами самолет проделал огромный путь до Москвы, и потом на киностудии мы разрезали его. Он доехал до нас, и мы его по частям восстановили. Отдельно мы купили сидения, которые потом уже вкрутили внутри этого фюзеляжа. 

 

W&S: Слушатели интересуются, всегда ли хотели стать режиссером? Не возникало желания пойти по стопам отца – стать врачом?

Резо: С малолетства помню, что наш дом был полон людей, которые так или иначе определяли культурную жизнь Грузинской республики того времени. Я видел, что там был еще один лидер, это была моя мама. Она была главным режиссером этого действа, этих собраний. Поэтому она для меня в этом смысле стала примером. А врачом быть я думал. Но, к сожалению, или к счастью для моих будущих пациентов, так не сложилось.

W&S: Если бы предложили убрать как факт одну проблему, одну головную боль кинематографиста, полностью под ноль, то как бы вы озвучили её?

Резо: Проблему? Ой, Господи! Прокат.

W&S: Выпуск кинопленки останется лет так еще десять?

Резо: Посмотрите на большие картины. Посмотрите, что снимает Нолан, и самые большие режиссеры, у которых есть право и возможность выбора. Это все-таки пленка. Я думаю, что всегда останется хорошее красное вино, ничего с ними не поделаешь.

W&S: В один день с вами, 19 марта, родились такие замечательные люди как исследователь Африки Давид Ливингстон, лётчик-ас Александр Покрышкин. А из ныне живущих – Валерий Леонтьев, Надежда Бабкина и Брюс Уиллис! Вот я думаю так: кого из перечисленных вы хотели бы увидеть у себя на празднике?

Резо: На празднике? Я бы хотел поехать открывать в Африку.

W&S: Ага, значит все-таки с Ливингстоном.

Резо: Да, хотелось бы и узнать что-то новое.

W&S: Я читал, что Мартин Скорсезе перед премьерами лихорадочно монтирует, монтирует...

Резо: Да.

W&S: Знакомо такое чувство? Желание поправить все в последнюю секунду?

Резо: Да, это бесконечный процесс. К сожалению, когда ты продюсер, никто тебе не может сказать: «Всё, старик, время прошло», и ограничить тебя в твоем поиске. И ты максималист, и перфекционист, и всё время сомневаешься, правильно ты поступил, не правильно… Тебе очень везет, если у тебя друг режиссер монтажа. Ночью, когда не можешь уснуть, звонишь ему: «Собирайся...»

W&S: Давай вот так вот склеим, да?

Резо: Да. Давай вот так, давай сяк. Это нормальный процесс, нужно возвращаться к работе.

 

W&S: Со времён «Титаника» всегда есть такой баланс: техника, взрывы, выстрелы – это для мальчиков. А чувства, всё нематериальное, для девочек, да? Приходится соблюдать баланс, чтобы и мальчишкам было интересно, и девушкам – трогательные сцены?

Резо: Мы, выпуская свои картины, обращаемся к аудитории, рассказываем о своих картинах и приглашаем их в кинотеатр. Мы понимаем, что может быть привлекательным для зрителя и касаемся именно этих вопросов, когда рекламируем свои фильмы. Я сейчас поймал себя на мысли, что «Заложники» – настолько это личная картина для меня, столько жизни, боли и правды в ней для меня, что я даже заикаюсь, подбирая слова, что же в ней привлекательного.

Если говорить о ней только как о фильме, отложив в сторону все мои личные эмоциональные переживания, я думаю, что там есть замечательные лица. Там есть потрясающие молодые артисты, как девушки, так и мальчики. И они, конечно, для молодой аудитории, чрезвычайно привлекательны. Это показали фестивали и совершенно разная публика по миру.

W&S: Тем не менее, это профессиональные актеры?

Резо: Это молодые артисты. Там настоящее созвездие. И профессиональные артисты, которых вы для себя откроете, и молодые, которые были приглашены, практически студенты. Там семь дебютов, или восемь. Мне кажется, что у нас получилось свидетельство именно времени, и мы там не врали. Думаю, это привлекательно – вернуться в то время и посмотреть еще раз, где же мы жили, откуда мы родом. А молодым интересно узнать, как мы жили и чем мы жили, какой-то альтернативный взгляд.

W&S: А как вы их погружали? Они же не знают этого времени?

Резо: Шаг за шагом: любой предмет, который вносили в кадр, даже цвет. Помню, мы с оператором Владиславом Опельянцем обсуждали и пересняли пару сцен, потому что поняли, что нам нужны определенные фильтры, которые вешали мы на приборы, чтобы температура цвета или света были именно такими, как мы привыкли видеть в то время.

Эта картина очень современная. Здесь есть напряжение, здесь есть, как написал авторитетный журнал Screen Daily, «захватывающий дух триллер», или как писал Hollywood Reporter, что это интересная большая драма. Это масштабная картина, и это не фильм, который будет скучным. Но фильм, где надо думать.

 

W&S: Cпрашивают слушатели, кого из актеров вы хотели бы снять в своем фильме в первую очередь?

Резо: Я так влюбился во всех моих артистов, что мы действительно пытались жить одной семьей. Тема сложная, все чувствовали ответственность, деликатно пытались подходить. Поэтому даже в перерывах между съемками мы пытались уединяться. Это похоже было на спортивные сборы, когда перед ответственной игрой, чтобы не рассеивать внимание, спортсмены тренируются все время на базе. Поэтому два года жизни я прожил с идеалистами, которые отдавались работе полностью. Мы старались, чтобы каждодневная суета не нарушала той атмосферы и той работы, которая необходима для того, чтобы ты с головой окунулся и жил в том же напряжении, какое должны были испытывать твои прототипы. Поэтому я их очень люблю, и для меня очень важно еще раз встретиться с ними на площадке.

W&S: Роль стюардессы сыграла Надежда Михалкова, ваша супруга? Было сложно снимать близкого человека?

Резо: Сложно. Я Надю снимал и в «Любви с акцентом», и ещё много было работ совместных. Но здесь было сложно. Был последний этап съемок, сцены внутри самолета. Надя все время должна была находиться в этом самолете. До этого мы уже набрали обороты, все были в материале, и сняли уже более 75% картины.

Трудно в такой сложный коллектив, в такую отлаженную машину еще какие-то новые детали, нового человека принять. Мне-то легко из-за моих личных отношений с Надей, но вот коллективу и самой Наде было нелегко. Но в целом, конечно, она очень профессиональный человек. И что немаловажно, все то время, пока мы работали над картиной, она работала над собой, она очень правильно умеет, знает, что такое концентрация и что такое ответственность. Она сосредоточенный человек, поэтому, безусловно, с первого появления в кадре, я понял, что все будет нормально.

W&S: И вот неделя на YouTube – 17 миллионов просмотров у баттла Oxxxymiron VS Слава КПСС, который известен как Гнойный. Можно не любить, можно восхищаться. А как вам этот баттл?

Резо Я дружил с ребятами, представителями этой культуры, но никогда не бывал ни на одном баттле. И мне очень понравилась эта история, меня она заинтересовала. Я сейчас не оцениваю с эстетической, даже отчасти содержательной точки зрения, что это. Но я вообще радуюсь, что есть молодые люди, которым не все равно. И они, так или иначе, являются зеркалом, отражением, впитывают многое, что происходит в современной России. И дальше есть определенная рефлексия. Мне это интересно, потому что, так сказать, видеть приличных мальчиков, октябрят, там, или пионеров...

W&S: Здесь реальная жизнь?

Резо: Это некий художественный рассказ о реальности. То есть с поиском и с интересом этих молодых людей, и без всякого равнодушия и усредненного можно – нельзя.

 

W&S: Bitcoin Cash, новая криптовалюта, за одни сутки подорожала на 60%. И вот все говорят, что за технологией Blockchain, а никто, кстати, толком не знает, что за ней, но все знают, что за ней будущее стоит. Интересно ваше отношение, как-то мыслится ли кинематограф в соотношении с новыми этими технологиями?

Резо: Безусловно, мыслится. Но скажу вам, то, что меня интересует в кино, это, скорее, сейчас ушло из кинотеатров. Последняя картина, которая меня заставила переживать, это картина, которая многим не понравилась, это «Дюнкерк» Нолана. Впечатлен. Но все, что меня интересует в кино, это все переходит в сериалы. И кино уже в большей степени становится развлечением.

W&S: Жанр большого аттракциона.

Резо: И доходом. Хотя есть картины-исключения, которые доказывают эти правила. И вот я благодарю создателей этих исключительных фильмов, которые меня радуют, которые меня еще возвращают в кинозал, потому что это иная культура просмотра. И я поэтому своих тоже жду 21 сентября.

W&S: У нас осталась буквально минута, и вы можете обратиться и сказать что-то важное по поводу вашего фильма тем, кто нас сейчас слышит, и обратиться к ним.

Резо: Важное то, что если вас интересует ваша история, если вы неравнодушны. Это так претенциозно звучит, но, тем не менее, мы постарались с вами вступить в диалог. Поэтому интересно будет посмотреть на вашу реакцию после того, как начнется прокат 21 сентября. Я вас жду и приглашаю на интересную беседу.

W&S: Резо, спасибо огромное за возможность узнать о предстоящей премьере, приходите ещё!

Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Европа Плюс
Перейти на сайт
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Европа Плюс
 
 
Высокое качество
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
 
 
Party
Европа Плюс / Party
 
 
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
 
 
NEW
Европа Плюс / NEW
 
 
R&B
Европа Плюс / R&B
 
 
Акустика
Европа Плюс / Акустика
 
 
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
 
 
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
 
 
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
 
 
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
 
 
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
 
 
Основной эфир
Дорожное Радио
 
 
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
 
 
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
 
 
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
 
 
Основной эфир
Новое радио
 
 
Основной эфир
Ретро FM
 
 
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
 
 
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
 
 
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
 
 
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
 
 
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
 
 
Основной эфир
Спорт FM
 
 
Высокое качество
Основной эфир
Эльдорадио
 
 
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
 
 
Свежее
Европа Плюс / Свежее